Слово игумении Иларионы в беседе на Радио Град Петров 21 ноября. Тема беседы – «О молитве»

21-го ноября, как и планировалось совместно с редакцией Град Петров, состоялась беседа с игуменией Иларионой, настоятельницей Константино-Еленинского монастыря. Тема беседы была обозначена заранее, так что все пришедшие знали, что разговор пойдет о молитве. Молитвенное дело не простое, это знают все, кто хоть раз в жизни взывал к Богу – в радости ли, в отчаянии, но желал ощутить присутствие Божие в своей жизни. Матушка Илариона опиралась в своей беседе на аудиторию, которая хотела глубже познать молитвенное дело.

 

Беседа началась с молитвы, и далее матушка Илариона обратила внимание всех присутствующих на труд святителя Филарета « Катехизис», чтобы дальнейший разговор проходил на фундаменте общих представлений и знаний.

«По содержанию молитвы бывают славословные, благодарственные, просительные и покаянные, когда мы просим о прощении грехов. По форме молитвы бывают внешние и внутренние, и святитель Филарет ( Дроздов) обращает внимание в Катехизисе на то, что человек в моменты погружения в молитву молится словом и как в Ветхом Завете, так и во всякое время поминание имени Божия в молитве говорит о том, что молитва по своей сути очень глубока. Молитва – это слова, которые произносятся голосом или записываются, при этом слово понимается нами в смысле Логоса, передающего глубинный смысл и содержание беседы с Богом. Конечно, молитва имеет и внешнюю и внутреннюю сторону. Внешняя сторона молитвы нам понятна, когда человек стоит в храме или стоит дома перед иконами, и его сосредоточенный вид говорит, что он пребывает в молитвенном состоянии. Он совершает какие-то молитвенные движения, поклоны, человек произносит какие-то слова. Но мы понимаем, что этой внешней молитвы нам недостаточно, внутреннее молитвословие гораздо важнее и сложнее. Мы понимаем, что без какой-то внутренней работы души молитва невозможна. Святитель Филарет пишет: « А может ли быть молитва внутренняя без внешней?» Он отвечает - «может, конечно, но поскольку человек состоит из души и тела, то молитва нужна и для души и для тела». Матушка ведет диалог с участниками беседы, стараясь, чтобы мы не только следили за ходом ее мысли, но и сами задавали себе те же вопросы. « А может быть молитва без слов, не выраженная нашими человеческими словами, в смысле самого содержания молитвы? Само содержание молитвы сконцентрировано в слове. Без этого внутреннего смысла обращения к Богу и молитвы нет, хотя без каких-то внешних проявлений молитва возможна.»

Матушка говорит: « Вы конечно слышали о молитве Иисусовой и читали о том, как она совершается, - иногда даже ночью во сне святые отцы молились не переставая этой молитвой. Это говорит о том, что у молитвы есть свои степени совершенства, как и у любого дела. Молитва- это и искусство и труд немалый. Обычно кого бы вы ни читали из святых отцов, - и очень древнего, как например, Иоанна Лествичника, или современного, как архимандрита Софрония (Сахарова), все они указывают, что молитва начинается с внешней, устной молитвы, а другой она и не может быть. Потом она переходит в ум, затрагивает его, и далее переходит в сердце, тогда говорят об умной молитве и сердечной молитве, а потом уже можно говорить и благодарственной молитве. Разные бывают названия, и практически каждый святой отец выражает своими словами свое понимание молитвы.»

Но вот Матушка Илариона обращает внимание на то, что «иногда об одном и том же говорится разными словами, а иногда о разном говорится одними и теми же словами, поэтому научиться молитве по книжке, можно, но очень осторожно надо это делать и внимательно смотреть. Всегда советуют, что молиться надо целенаправленно, т.к. это духовное делание и оно должно происходить под руководством опытного духовного наставника».

Матушка продолжает развивать свою мысль: « Так что начало молитвы – это устная молитва. Но это не значит, что устная молитва какая-то фарисейская, которая заключается в произнесении слов или чтении текстов. Она разогревает и ум и сердце, так как подразумевает, что постепенно в молитву включается и ум и сердце, просто участие это поверхностное пока и неглубокое, поскольку человек очень глубок и душа его глубока, а проявления наши бывают неглубоки, разорваны и мелкие. Во внешнем мире они такие поверхностные. Поэтому уместно нам говорить со смирением о молитве устной, даже и в церкви, как о молитве необходимой на начальном этапе молитвы, потому что невозможно сразу начать молиться сердечной молитвой. Это ошибка так думать, что можно сразу молиться другой молитвой, чем устная. Начинается все с произнесения молитвенных слов.»

Видно, что Матушка особенно считает важным подчеркнуть роль устной молитвы и даже обращается к собеседникам: «И где бы вы могли этому делу поучиться ? – Конечно, в храме.»

Особенно прекрасный разговор состоялся в этом месте беседы о храме. « Храм – это источник духовной жизни, который сейчас для всех доступен, это место, где совершаются таинства, прежде всего Таинство Евхаристии. Храм- это место присутствия Божия, святых наших место пребывания, место встречи с Богом.» Матушка сетует: « Все-таки отношение к богослужению в современной церкви, как сообществе верующих, разное! Бывает, что богослужение вообще не воспринимается, или бывает, что человек думает о храме, как о месте, куда можно прийти поставить свечку, помолиться для себя лично или для кого-то из близких попросить что-то, и уйти. О таких людях часто говорят « захожане». Часто к сожалению так сложилось, что люди приходят в основном на литургию, да и то бывает, что не к началу, а так, чтобы исповедаться и причаститься. Такое восприятие богослужения, чтобы что-то получить. Понимают, что Причастие – это самое главное; конечно, хорошо, что пришли хоть так, потому что все имеют массу причин, объясняющих это отношение к богослужению, - ну вот и мы имеем дело с таким восприятием богослужения… Овеществленное восприятие… Оно не такое уж плохое, мы ведь веруем в Господа воплотившегося, понимаем, что благодать соединяется с веществом через вещество переходит в нас, так как мы люди плотские. Вот такого же рода явления, когда люди приходя в храм за святой водой в праздник Богоявления, или много людей приходит в Пасху с куличами и пасхами. Но это такое отражение нашей веры в Господа воплотившегося, что Он не просто отвлеченность духовная, но Он преображается через вещество, преображающее нас и весь мир, да, это так и есть!»

(Продолжение в следующих публикациях)

Форум

E-mail
Пароль
Регистрация
Напомнить пароль
Пользователи
он-лайн