Спор об Исаакие

«Тогда говорит им: итак, отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу». (Матф, 22:21)

 

В связи с решением губернатора Санкт-Петербурга Георгия Полтавченко о передаче в пользование РПЦ Исаакиевского собора происходят многочисленные дискуссии в разных форматах, с разными участниками и с разными выводами. Пока эти дискуссии не утихают. Но, невзирая на споры, создан городской комитет по разработке процедуры передачи этого важнейшего культового сооружения РПЦ, на которую отводится 2 года.

В решении о передаче храма РПЦ мы видим проявление Божией воли вернуть все на «круги своя» и радуемся этому решению. Важно, что в храм, как в Дом молитвы, вернется благодать, когда в нем начнут служить постоянно на всем пространстве, когда зазвучат божественные гимны и будут открываться Царские врата главного алтаря не только в воскресные и праздничные дни, но по всем дням календаря, и Христос Спаситель будет благословлять всех предстоящих и молящихся.

Нам также не безразлично, что «с передачей Исаакиевского собора в управление Русской православной церкви храм не будет потерян для российской и мировой культуры», т.е. в нем продолжится экскурсионная деятельность как в музее, также будут приниматься туристические группы — Санкт-Петербургская епархия официально заявляет об этом и подтверждает, что «средства от экскурсионной деятельности будут направляться на содержание и реставрацию собора»,  об этом сделала заявление Наталья Родоманова, руководитель сектора коммуникаций Санкт-Петербургской митрополии в интервью агентству Ридус (https://www.ridus.ru/news/241468.html).

Достаточно задать вопрос: исторически Исаакиевский собор  это храм или музей? и ответ будет очевиден. Вот как на это вопрос отвечает известнейший режиссер Андрон Кончаловский: "Не может храм жить без службы. Это очень важно. Сущность храма — это не архитектура. Сущность храма  дом, где идет служба",  пояснил режиссер в интервью телеканалу "Россия-1" (ВГТРК). "Это место, где русская нация должна осуществлять свою исконную религию, которая ей присуща... ",  продолжил А. Кончаловский (http://www.interfax-religion.ru/?act=news&div=65806).

Такие же мысли высказывает клирик Санкт-Петербургской епархии, диакон Владимир Василик:

«На одном из фронтонов Исаакиевского собора написано: «Дом Мой дом молитвы наречется». Эта цитата из Евангелия от Матфея (21:13) значит для нас, прежде всего, следующее: храм должен быть именно храмом, не музеем, не местом для развлечений. Для нас это путь к очевидности, к исцелению от подмен и заблуждений прошлого...

И далее он пишет: «Храм должен исполнять свою сакральную функцию  быть местом молитвы, примирения Бога с человеком и человека с человеком, местом собирания народа Божия и народов России, и шире  всего человечества. Исаакиевский собор не только архитектурная доминанта, это еще и доминанта духовная, определявшая некогда и отчасти определяющая и ныне духовное измерение государства Российского, а может быть, и судьбы мира» (http://www.pravoslavie.ru/100084.html)

Напомним несколько фактов из истории Исаакиевского собора. Сразу после своего освящения в 1858 году Исаакиевкий собор, творение Монферрана, самый большой православный храм в Европе, украшенный каррарским мрамором, уральскими полудрагоценными камнями — лазуритом, малахитом, агатом,  имеющий третий по величине купол после собора Св. ап. Петра в Риме и Собора ап. Павла в Лондоне, стал главным собором Русской Православной Церкви. Являлся главным храмом империи вплоть до своего закрытия в 1928 году. Ежегодно в нем отмечалось до 90 церковных праздников, служились благодарственные молебны в памятные дни еще петровских побед  Ништадтского мира, Полтавской баталии. Особенно торжественно отмечали День основания Санкт-Петербурга, а также 300-летие императорского Дома Романовых. Штат собора насчитывал около 80 человек. И в настоящее время в храме есть и свой настоятель, и своя община.

На фоне совершенно справедливого акта доброй воли государства по возвращению Исаакиевского собора к его главному назначению  быть местом молитвы, часть журналистов, общественных деятелей, интеллигенции ставит вопрос о правомочности передачи храма в пользование РПЦ. Иногда завуалированно, а иногда и напрямую звучат призывы созвать референдум и спросить у народа, хочет ли он «лишиться» музея «Исаакиевский собор», а некоторые даже саму передачу Исаакиевского собора в руки РПЦ называют «рейдерским захватом»!

Очевидно, что происходит манипулирование общественным мнением, поскольку сама постановка вопроса  фарисейская, и подразумевает отрицательный ответ. Расчет понятен: никто не захочет в культурной столице России лишиться музея. В некоторых дискуссиях на эту тему звучат такие предположения, которые и аргументами нельзя назвать: например, о том, что какой-нибудь представитель мусульманской религии в Исаакиевский собор как в храм не пойдет, а как в музей  может зайти, чтобы познакомиться с ним как с интереснейшим историческим и архитектурным объектом. Но ведь речь и не идет о закрытии Исаакиевского собора для туристических групп: и после его передачи планируется продолжить экскурсионную деятельность, как выше уже упоминалось.

В эфире некоторых радио передач раздавались голоса о том, что, мол, зачем понадобился РПЦ именно Исаакиевский собор. Ведь полно разрушенных старинных церквей и монастырей, которые нуждаются в реставрации. Эта мысль была высказана гостьей передачи «Особое мнение» на радиостанции Эхо Москвы Ириной Прохоровой. Хочется возразить: советская безбожная власть разрушала храмы, опустошала монастыри, а восстанавливать, значит, эти старинные сооружения, а иногда просто руины, большинство из которых объявлены памятниками архитектуры под охраной государства, должен кто-то другой? РПЦ и так взяла на себя заботу о восстановлении старинных и строительстве новых храмов.

На наш взгляд, одна из причин недовольства  это усиление влияния церкви на общественную жизнь в нашей стране, с которым и связывается передача Исаакиевского собора в пользование РПЦ. В частности на портале Fontanka.ru тележурналист и телеведущая Марианна Баконина высказывает свое особое мнение: «В сущности, история Исаакиевского собора, некогда главного православного храма Российской империи, тоже история, которую писали победители… Дело не в храме, а в иерархии. Главные вопросы звучат так: чья здесь власть, кто тут доминирует, кто тут сильнее?» и отвечает: «А чья власть, того и документы об аренде. Так это выглядит сегодня, и это очень грустно. Особенно грустно потому, что это происходит в европейской столице России.» (http://www.fontanka.ru/2017/01/17/086/. Имеется в виду соглашение об аренде Исаакиевского собора на 49 лет РПЦ).

Часть деятелей либерального толка прекрасно понимает, что музей «Исаакиевский собор» является успешным коммерческим проектом, который приносит прибыль его участникам, проектом, основанным на уникальности, масштабе, высокой художественной ценности сооружения. Поэтому недовольство тех, кто руководствуется материальными ценностями, связана с тем, что такой прибыльный объект выводится из-под их контроля. (Автор: Анатолий Степанов, главный редактор «Русской народной линии». Цитируется по ссылке http://ruskline.ru/news_rl/2017/01/14/o_venediktove_reznike_i_drugih_inostrannyh_agentah/.)

Другие аргументы против возвращения Исаакиевского собора РПЦ связаны с недоумением, зачем отдавать музей церкви, ведь в соборе регулярно проводятся службы — ежедневно в боковом приделе Св. благоверн. Великого князя Александра Невского и по воскресным дням и в праздники- в центральном приделе. И ничего, что во время службы мимо может пройти группа туристов, которые будут пробираться к алтарю, снимать на видео священнодействие, комментировать происходящее, т.е. нарушать молитвенное дело верующих.

Все названные причины являются выражением фарисейства тех, кто на них ссылается, а глубинный мотив возражений против передачи Исаакиевского собора РПЦ заключен в безверии ряда наших общественных деятелей и части нашего населения, для которых храм  не Дом молитвы, а лишь историческая декорация для их местожительства или туристический объект.

Однако историческая правда неизбежно восторжествует, как бы пафосно это ни звучало. В своей статье «Сакральная география России: от Херсонеса до Соловков» Александр Щипков, первый заместитель председателя Синодального отдела Московского патриархата по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ, социолог религии, публицист (http://www.pravoslavie.ru/93842.html) сформулировал это очень точно и емко:

«Чтобы жить полной жизнью, святыня должна находиться в исторически органичной для нее среде и выполнять исторически характерные для нее функции, а не превращаться в большой законсервированный сувенир для туристов. Метакультурное пространство должно "дышать" историей  продолжать быть тем, чем оно было изначально». И далее: «Вот ведь и Исаакиевский собор  не просто башня для обозрения окрестностей. В течение двухсот лет это был главный собор Российской империи, немыслимо низводить его только до городского туристического объекта.»

В другой своей статье «Возвращение Исаакиевского собора  это символ перехода в будущее» (http://www.pravoslavie.ru/100104.html) автор пишет:

«Исаакиевский собор  объект не только религиозный, но также культурный и исторический. Недаром он расположен рядом с Синодом и Сенатом. Это символично, это часть российской государственности и русской традиции. Возвращение Исаакия означает, что мы начинаем христианизацию всего социокультурного ландшафта России…».

Хочется закончить эту статью цитатой, которую приводит Александр Щипков в своем эссе, посвященном теме возвращения Исаакиевского собора РПЦ:

«Верной твердынею православья / Врезан Исакий в вышине", сказал про этот храм великий Николай Гумилёв. Мощно сказал, словно высек на камне нам в назидание».

Форум

E-mail
Пароль
Регистрация
Напомнить пароль
Пользователи
он-лайн