Русский путь Святой преподобномученицы Великой Княгини Елисаветы

День памяти 18 июля.

Святая преподобномученица Великая княгиня Елисавета Феодоровна родилась 1 ноября 1864 г.; она была вторым ребенком в семье Великого герцога Гессен-Дармштадтского Людвига IV и принцессы Алисы, дочери английской королевы Виктории, и родной сестрой Императрицы Александры Феодоровны, супруги последнего Императора.

В двадцать лет принцесса Елисавета стала невестой Великого Князя Сергея Александровича, сына Императора Александра II и брата императора Александра III. Сергей Александрович родился в 1857 г., был высококультурным человеком, внешне был сдержан, но на деле очень многим помогал, не афишируя этого.

Венчание царственных особ состоялось в июне 1884 г. в церкви Зимнего дворца в Санкт-Петербурге по православному обряду, а затем в одной из гостиных дворца — по протестантскому. Такое двойное бракосочетание в то время в России не запрещалось. Переход в православие был обязателен только для невесты Императора. Поэтому Великая Княгиня оставалась протестанткой; однако, она усиленно занималась русским языком, желая глубже изучить культуру и особенно веру новой своей родины.

Великая Княгиня Елисавета была ослепительно красива. Великий Князь Константин Константинович Романов в 1884 г. написал стихотворение в честь своей свояченицы Елисаветы:

Я на тебя гляжу, любуясь ежечасно:
Ты так невыразимо хороша!
О, верно, под такой наружностью прекрасной
Такая же прекрасная душа!
Какой-то кротости и грусти сокровенной
В твоих очах таится глубина;
Как ангел ты тиха, чиста и совершенна;
Как женщина, стыдлива и нежна.
Пусть на земле ничто средь зол и скорби многой
Твою не запятнает чистоту.
И всякий, увидав тебя, прославит Бога,
Создавшего такую красоту!

В 1888 году Вел.Кн. Сергей Александрович был отправлен представителем Императора на освящение храма святой Марии Магдалины в Гефсимании, построенного на Святой Земле в память их матери, Императрицы Марии Александровны. После посещения Святой Земли Великая Княгиня Елисавета Феодоровна твердо решила перейти в православие.1 января 1891 г. она написала отцу письмо о своем решении принять православную веру, но поддержки и благословения от него не получила. Елисавета Феодоровна проявила мужество и духовную твердость и, несмотря на отказ отца благословить ее на крещение в Православии, не поколебалась в решении стать православной. Твердость была одним из главных качеств ее характера. 25 апреля 1891 г., в Лазареву субботу, над Великой княгиней Елисаветой было совершено Таинство Миропомазания, причем ей оставили прежнее имя, но уже в честь св.праведной Елисаветы — матери святого Иоанна Предтечи. Теперь она могла сказать своему супругу словами Библии: «народ твой будет моим народом, и твой Бог — моим Богом».

Когда в 1904 г. началась Русско-японская война, Елисавета Феодоровна немедленно занялась организацией помощи фронту. Ею было устроено несколько мастерских в Кремлевских залах для помощи солдатам; тысячи женщин трудились за швейными машинами и рабочими столами, огромные пожертвования поступали со всей Москвы и из провинции. Отсюда шли на фронт посылки с продовольствием, обмундированием, медикаментами и подарками для солдат. Великая Княгиня отправляла на фронт и походные церкви с иконами и со всем необходимым для совершения богослужения. На свои средства Великая Княгиня сформировала несколько санитарных поездов. В Москве она устроила госпиталь для раненых, который сама постоянно посещала, создала специальные комитеты по обеспечению вдов и сирот погибших на фронте солдат и офицеров.

Русские войска были деморализованы и терпели одно поражение за другим. Небывалый размах в стране приобрели террористические акты, митинги, - надвигалась революция. Великий князь Сергей Александрович считал, что необходимо принять более жесткие меры по отношению к революционерам. Тем временем боевая организация эсеров приговорила Великого Князя Сергея Александровича к смерти. Елисавета Феодоровна знала, что супругу угрожает смертельная опасность. Она получала анонимные письма. Великая Княгиня тем более старалась не оставлять мужа одного, однако из-за работ в мастерской не всегда могла следовать за ним.

18 февраля ( 4 го февраля по ст.ст.) 1905 г. Сергей Александрович был убит бомбой, брошенной террористом Иваном Каляевым у Никольских ворот Кремля. Есть предание, согласно которому на третий день после гибели мужа Вел.Кн. Елисавета почувствовала, что душа покойного что-то просит у нее, и поняла, что Сергей Александрович направляет ее к убийце, чтобы передать ему свое прощение. Св.Елисавета поехала в тюрьму, где содержался Каляев, и передал ему прощение от Сергея Александровича, просила убийцу покаяться.

Сергея Александровича погребли в маленькой церкви Чудова монастыря, где ежедневно в течение сорока дней совершались заупокойные панихиды; Великая Княгиня присутствовала на каждой службе. Здесь она почувствовала благодатную помощь от святых мощей святителя Алексия, митрополита Московского, которого с тех пор особо почитала. Она считала, что святитель Алексий вложил в ее сердце желание посвятить Богу всю свою оставшуюся жизнь. На месте убийства мужа Елисавета Феодоровна воздвигла памятник — крест, сделанный по проекту художника Васнецова. На памятнике были написаны слова Спасителя, сказанные Им на Кресте: «Отче, отпусти им, не ведят бо что творят» (Лк.23:34). (В ходе революции крест был разрушен солдатами.)

С момента кончины супруга Елисавета Феодоровна не снимала траур, много молилась, перестала вкушать мясо. Она собрала все свои драгоценности, часть отдала в казну, часть — родственникам, а остальное решила употребить на постройку обители труда и милосердия. Это очень важный момент был в жизни Великой Княгини Елисаветы.

В 1906 г. Великая Княгиня прочитала книгу «Дневник полкового священника…» написанную священником Митрофаном Серебрянским, участником Русско-Японской войны. Она пожелала познакомиться с автором и вызвала его в Москву. В результате их встреч и бесед появился проект Устава будущей обители, подготовленный отцом Митрофаном, который Вел.Кн.Елисавета приняла за основу. Несколько раз пришлось Великой Княгине переделывать Устав своей обители, чтобы удовлетворить все требования и поправки Святейшего Синода, некоторые из членов которого скептически отнеслись к идее создания обители нового типа. Светское общество не понимало духовного переворота, совершившегося в душе Великой Княгини и ее критиковали многие. Но Вел.Кн.Елисавета ни на что не обращала внимания; она знала, что всякое богоугодное дело сопровождается искушениями.

Обитель святых Марфы и Марии начала свою деятельность 10 февраля 1909 г.; сначала там было всего шесть сестер, но за год их число увеличилось до 30 и продолжало расти. В основу Марфо-Мариинской обители Милосердия был положен устав монастырского общежития. В обители было построено два храма: первый, рядом с больницей, в честь святых Марфы и Марии, был освящен осенью 1909 г., а второй, большой храм во имя Покрова Пресвятой Богородицы, был построен в 1911 г.

9 апреля 1910 г. в Марфо-Мариинской церкви во время всенощного бдения совершилось посвящение в звание крестовых сестер любви и милосердия 17 насельниц во главе со св.Елисаветой. Великая Княгиня сняла траурное платье и облачилась в белое одеяние крестовой сестры; в то утро она сказала сестрам: «Я оставляю блестящий мир, где я занимала блестящее положение, но вместе со всеми вами я восхожу в более великий мир — в мир бедных и страдающих».

На следующий день за литургией св.Елисавета была возведена в сан настоятельницы. Во время торжественной службы епископ Трифон, обращаясь ко св.Елисавете, сказал: «Эта одежда скроет Вас от мира, и мир будет скрыт от Вас, но она в то же время будет свидетельницей Вашей благотворной деятельности, которая воссияет пред Господом во славу Его».

В Марфо-Мариинской обители Великая Княгиня вела жизнь подвижницы, спала на деревянных досках без матраса, тайно носила власяницу и вериги. Об этом рассказала в своих воспоминаниях подвижница Марфо-Мариинской обители монахиня Любовь (в миру Евфросиния). Однажды она, еще не обученная монашеским правилам, вошла в покои настоятельницы без молитвы и не спросив благословения. В келье она увидела Великую Княгиню во власянице и веригах. Та, нисколько не смутившись, сказала только: «Душенька, когда входишь, надо стучаться».

Митрополит Анастасий (Грибановский), второй Первоиерарх Русской Православной Церкви Заграницей, лично знавший св.Елисавету, вспоминал: «Она способна была не только плакать с плачущими, но и радоваться с радующимися, что обыкновенно труднее первого. Не будучи монахинею в собственном смысле этого слова, она лучше многих инокинь соблюдала великий завет святого Нила Синайского: «Блажен инок, который всякого человека почитает как бы богом после Бога». Найти хорошее в каждом человеке и «милость к падшим призывать» было всегдашним стремлением ее сердца.»

Вскоре после февральской революции к обители пришла толпа с винтовками, красными флагами и бантами. Сама настоятельница открыла ворота — ей объявили, что приехали, чтобы арестовать ее и предать суду как немецкую шпионку, к тому же хранящую в монастыре оружие. На требование пришедших немедленно ехать с ними, Великая Княгиня сказала, что должна сделать распоряжения и проститься с сестрами. Настоятельница собрала всех сестер обители и попросила отца Митрофана отслужить молебен. Потом, обратись к революционерам, пригласила их войти в церковь, но оставить оружие у входа. Они нехотя сняли винтовки и последовали в храм. Весь молебен Елисавета Феодоровна простояла на коленях. После окончания службы она сказала, что отец Митрофан покажет им все постройки обители, и они могут искать то, что хотят найти. Конечно, они ничего не нашли, кроме келий сестер и госпиталя с больными. После их ухода, Елисавета Феодоровна сказала сестрам: «Очевидно мы недостойны еще мученического венца».

Весной 1917 г. к Великой Княгине приехал шведский министр по поручению кайзера Вильгельма и предложил ей помощь в выезде за границу. Елисавета Феодоровна ответила, что решила разделить судьбу страны, которую считает своей новой родиной, и не может оставить сестер обители в это трудное время.

Никогда не было на богослужении в обители столько народа, как перед октябрьским переворотом. Шли не столько за тарелкой супа или медицинской помощью, сколько за утешением и советом "Великой матушки". Елисавета Феодоровна всех принимала, выслушивала, укрепляла. Люди уходили от нее умиротворенными и ободренными.

Спокойствие обители в первые месяца после революции было затишьем перед бурей. Сначала в обитель прислали анкеты — опросные листы для всех, кто проживал и находился на лечении. После этого были арестованы несколько человек из больницы. Затем объявили, что сирот переведут в детский дом.

Арест Елисаветы Феодоровны произошел в апреле 1918 г., на третий день Пасхи, в день празднования Иверской иконы Божией Матери. Это произошло в тот день, когда Святейший Патриарх Тихон посетил Марфо-Мариинскую обитель, где служил Божественную Литургию и молебен. После службы Патриарх до четырех часов дня находился в обители и беседовал с настоятельницей и сестрами. Это было последнее благословение и напутствие главы Российской Православной Церкви св.Елисавете перед ее крестным путем на Голгофу.

Великую княгиню Елисавету выслали из Москвы. Вместе с ней поехали две сестры — Варвара Яковлева и Екатерина Янышева. Перед тем, как сесть в машину, настоятельница осенила всех оставшихся в обители сестер крестным знамением. Узнав об аресте Елисаветы Феодоровны , Патриарх Тихон пытался через различные организации, с которыми считалась новая власть, добиться ее освобождения. Но старания его оказались тщетными. Все члены Императорского Дома были обречены.

Елисавету Феодоровну и ее спутниц направили по железной дороге в Пермь. Последние месяцы своей жизни Великая Княгиня провела в заключении в школе на окраине города Алапаевска вместе с Великим Князем Сергеем Михайловичем, его секретарем — Феодором Михайловичем Ремезом, тремя братьями — Иоанном, Константином и Игорем, сыновьями Великого Князя Константина Константиновича, и князем Владимиром Палеем.

В ночь на 5/18 июля, когда совершается память преподобного Сергия Радонежского, св.Елисавету вместе с другими узниками отвезли на заброшенный железный рудник в 18 км от Алапаевска, где стали избивать прикладами и сбрасывать в шахту. Первой столкнули в яму Великую Княгиню, Князь Сергий стал бороться с палачами, и они застрелили его; всех прочих сбросили в шахту живыми. Затем чекисты начали бросать ручные гранаты, от разрыва которых погиб только один мученик — Феодор Ремез. Остальные мученики умерли в страшных страданиях от голода, жажды и тяжелых увечий. Св.Елисавета упала не на дно шахты, а на выступ, который находился на глубине 15 метров. Две гранаты упали рядом со св.Елисаветой, но не разорвались: Господь сохранил тело Своей угодницы. Один крестьянин, бывший свидетелем убийства, слышал, как из глубины шахты доносилась Херувимская песнь, которую пели страдальцы перед переходом в вечность.

Когда Белая армия заняла район Екатеринбурга и Алапаевска, в октябре 1918 г. были найдены останки Алапаевских мучеников, а 18 октября было совершено их отпевание. Однако вскоре Красная армия перешла в наступление, и гробы с телами мучеников были извлечены из склепа, где их похоронили, и отправлены в Читу, а затем в Китай.

Перевозка тел заняла много месяцев. Когда поезд с гробами мучеников прибыл в Китай, в Харбин, тела всех Алапаевских страдальцев были в состоянии полного разложения, кроме тел преподобномучениц Елисаветы и Варвары. Князь Н.А.Кудашев, вызванный в Харбин для опознания убитых и составления протокола, вспоминает: «Великая Княгиня лежала, как живая, и совсем не изменилась с того дня, как я перед отъездом в Пекин прощался с нею в Москве, только на одной стороне лица был большой кровоподтек от удара при падении в шахту».

Из Китая, по желанию родственников св.Елисаветы, ее останки вместе с останками преподобномученицы Варвары в 1921 г. были перевезены в Иерусалим, где их погребение совершил патриарх Дамиан в сослужении многочисленного духовенства. Гробы новомучениц были помещены в усыпальнице храма святой равноапостольной Марии Магдалины в Гефсимании.

В 1981 г. Русская Православная Церковь Заграницей, возглавляемая митрополитом Филаретом (Вознесенским; †1985) прославила Собор Новомучеников и Исповедников Российских, и в их числе — святых преподобномучениц Елисавету и Варвару. Архиерейский Собор Русской Православной Церкви 1992 г. причислил Великую княгиню Елизавету и инокиню Варвару к лику святых новомучеников Российских. Память святых Елисаветы и Варвары совершается 5/18 июля.

Форум

E-mail
Пароль
Регистрация
Напомнить пароль
Пользователи
он-лайн